Стефан Бенедетти

Продолжение беседы. Часть 2

Сенсей ТамураВопрос: Стефан, когда ты осознал, что стал что-то понимать в айкидо?

Стефан: Я не знаю, когда я это понял, я знаю только то, что знаю на этот момент. Когда я получил черный пояс, я считал, что я знаю все об айкидо, и я об этом даже не задумывался. Но сейчас, уже исходя из своего опыта, я понимаю, что некоторые методы ведут в никуда. И что самые простые вещи на самом деле являются самыми сложными, самыми трудными. Большей частью мы хотим получать удовольствие от наших занятий. И когда мы говорим, что очень важно людям контролировать, как они ставят ногу на поверхность татами, большинство просто считают это не очень интересным и нужным для себя. А когда Вы говорите, что сейчас покажете новый захватывающий способ выполнения иккё, все навострят уши и начинают активно слушать и смотреть.

Вопрос: Стефан, какую роль в освоении айкидо ты отводишь оружию?

Стефан: Айкидо – это не школа оружия. В айкидо оружие используется в качестве иллюстрации. У О’сенсея были очень серьезные, тяжелые тренировки с оружием. Но сейчас в Хомбу очень мало тренировок с оружием. В основе работы должно лежать изучение субури. Я не уверен, что Вы должны делать «Сайто-субури». Но какие-то основные самые простые субури Вы должны выполнять. Сейчас мы уже не ходим по улицам с мечом, и нам не обязательно осваивать технику владения им. Я думаю, что именно поэтому О’сенсей прекратил тренировки с оружием, перестал уделять ему столько времени. Но знание базовых техник, движений с мечом обязательны для изучения в айкидо, потому что они позволяют вам понять суть, корни движения.

Вопрос: Почему во время семинаров ты мало времени уделяешь сувари ваза, ты считаешь эту технику ненужной, или тебе уже неудобно двигаться на коленях?

Стефан: На вашем мягком татами выполнять технику в сувари ваза очень опасно. Работа в таких условиях может привести к травме коленей, для сувари ваза нужно очень плотное татами. И абсолютно точно вам не надо работать сувари ваза с детьми, для детей занятия на таком татами – это очень плохо. Колено проваливается, обжимается со всех сторон тканями татами и при развороте, травмируются связки и сухожилия. Единственно, что можно делать детям, это кокью хо, при минимальных перемещениях. До 15 лет я бы вообще у вас не практиковал сувари ваза. В Японии в старые времена, можно сказать, они жили на коленях, для них такое передвижение было столь же естественным, как обычная ходьба, для европейца это совершенно по-другому.

Сейчас, уже исходя из своего опыта, я понимаю, что некоторые методы ведут в никуда. И что самые простые вещи на самом деле являются самыми сложными, самыми трудными.

Вопрос: Так имеет ли смысл сегодня работать в сувари ваза?

Стефан: Не для новичков. Немного сувари ваза полезно. И Вы должны рассказывать о сувари ваза и давать эту технику постепенно маленькими шажками. У новичков и так есть проблемы с техникой, и если Вы эту же технику дадите им в сувари ваза, то у них появится две проблемы: техника и перемещение на коленях. И с гарантией можно сказать, что результат будет отрицательным. А вот продвинутые ученики получат пользу от этого. На мой взгляд, заниматься сувари ваза надо только после того как человек осознал, что такое ось, это примерно в районе 1-го Дана. Непродолжительная практика освоения сувари ваза может быть 5-10 минут, и не больше этого. И не пытайтесь делать какие-то эффектные действия в сувари ваза. Это непонимание пришло из Хомбу Додзё Айкикай, из этих скоростных движений. Сувари ваза – кокью хо, это тот предел, на котором надо остановиться для новичков. Более важным является, как вы встаете и садитесь, остаетесь ли Вы прямым, это то, что учит Вас сохранять центр, не менять линию оси своего тела. Вы встаете и садитесь при этом, если Вы все делаете правильно, Ваш центр движется строго вертикально и ось вашего тела остается неподвижной. И именно это очень важно.
Если Вы хотите соблюсти какие-то моменты ритуала, то перемещения надо выполнять в стойке, поднявшись, а подойдя – опуститься в сувари ваза и выполнить поклон или другие действия, оговоренные этикетом.

Вопрос: Ты очень много говорил и на семинаре и сейчас о важности вертикального положения, можно ли об этом подробней?

Стефан: Если объяснять логику, биомеханику этого положения, то надо говорить о наиболее стабильном, устойчивом положении. Смещение центра тяжести ведет к напряжению каких-то мышц, которые пытаются удержать тело в устойчивом положении. Это Ваш партнер должен наклоняться, а Вы должны оставаться прямым. Айкидо основано на физических законах. Если Вы находитесь в вертикальном положении, для того чтобы оставаться в нем не надо напрягать какие-то группы мышц. При наклоне масса их будет напряжена. Стоя прямо я могу быть совершенно расслабленным. При любом наклоне мозг начинает определять, что надо включить, чтобы сохранить мой баланс.

Вопрос: Ты часто говоришь, что если вы хотите научиться драться, то идите в каратэ, в айкидо этому не учат. Получается, что для тебя айкидо – это не воинское искусство?

Большинство людей хотят получать удовольствие. Это то, чему сейчас учат в Айкикай, это современный стиль Айкикай, когда выполняются очень широкие движения, раскиды, разбросы. И я лично могу сказать, что это не тот путь, по которому я иду, по которому я хотел бы идти.

Стефан: Валера, ты же начинал как офицер?

Скрылёв: Да.

Стефан: Вы в своей Академии изучали теорию уличной драки?

Скрылёв: Нет.

Стефан: Спасибо. Это и есть ответ. Айкидо – это не теория уличной борьбы. Теория уличной борьбы и уличная борьба – это бокс, каратэ, таеквондо, и в этом отношении все эти системы, безусловно, хороши. Айкидо – это школа стратегии. Это как высшее военное училище, офицеры не идут в школу коммандос. Коммандос – очень хорошие бойцы, но они никогда не будут генералами. Если Вы попробуете прекрасному генералу дать задание, которое должен выполнять коммандос, генерал не справится. Когда Вы говорите о боевом воинском искусстве, Вы говорите о том, что относится к войне, а не к уличной драке. Айкидо по своему уровню – это школа офицеров. А каратэ и прочее – это школа для солдат. Школа для того, чтобы тупо изучать некоторые последовательные действия и движения для того, чтобы правильно выполнить ту миссию, которая на них возложена. Очень хороший солдат – это очень хороший солдат. Очень хороший офицер – это очень хороший офицер. Они делают разную работу, каждый на своем месте.
Но проблема с боевыми искусствами сводится к тому, что сейчас они все смешались, не чувствуется разницы между ними. Но ведь мы знаем, что пилот никогда не равен офицеру Флота.

Вопрос: Почему в практике айкидо отсутствует такой интересный раздел, как юби-дори, ведь по некоторым видеоматериалам становится понятно, что О’сенсей владел этой техникой?

Стефан: Потому, что это очень опасно для людей практикующих, поэтому эта техника так активно не используется. С практической точки зрения эта техника очень эффективна. Большинство этих техник было исключено из освоения не О’сенсеем, а его сыном Киссомару Уэсиба. Киссомару организовал международные курсы по изучению айкидо, для этих курсов, для этой практики он исключил много травмоопасных техник, чтобы облегчить систему освоения айкидо. Поэтому в современном айкидо приоритетными остались большие широкие движения. И то, что я сейчас пытаюсь делать, и то, чему всегда учил Тамура сенсей, это то, что движения не должны быть широкими, небольшие короткие движения. На самом деле они не маленькие, но предельно эффективные. Они выглядят очень короткими, быстрыми, маленькими, и люди просто не понимают, что происходит.
Но большинство людей хотят получать удовольствие. Это то, чему сейчас учат в Айкикай, это современный стиль Айкикай, когда выполняются очень широкие движения, раскиды, разбросы. И я лично могу сказать, что это не тот путь, по которому я иду, по которому я хотел бы идти.



Материал сайта Aikido.ru (http://aikido.ru/p/content/content.php?content.113)
Автор: Irina, 24.03.2010 - 00:00:00