Сибирская Ассоциация Айкидо в Барнауле

Интервью с В.В. Белошапкиным, основателем и руководителем Сибирской ассоциации айкидо в Барнауле

Вопрос: Вячеслав Викторович, со скольки лет Вы начали заниматься Будо? И какой вид это был?

В. Белошапкин: Я родился в Норильске, а начал заниматься Будо в 7 лет. Это был 1972 г. — расцвет дзюдо. Я был в тогда в 1-м классе и пошел записываться в дзюдо. Но нас не приняли, конкурс был очень большой, мы не сдали экзамен, и не прошли по конкурсу, и пошли на вольную борьбу. Тренер по вольной борьбе у нас был Школьников Феликс Борисович. Помню, мы стояли — трое друзей — таких расстроенных, плакали, он подошел, спрашивает, почему. Мы ему говорим, что на дзюдо хотим, а нас не берут. «Пойдемте к нам, у нас даже лучше!» Вот мы и пошли к нему. Через год я уже был сначала чемпионом города, потом — чемпионом края. И до 8-го класса я занимался борьбой очень плотно. Выполнил норматив кандидата в мастера спорта по спортивной борьбе.

А в 78-79 годах началось развитие каратэ. Тогда это называлось «борьба каратэ». Появились военно-патриотические клубы. В 8-10-м классах я параллельно тренировался каратэ в клубе «Мальчишки севера», продолжая заниматься и вольной борьбой. В это же время к нам в школу пришел молодой физрук Кузнецов Сергей Сергеевич. Он и стал моим первым тренером по каратэ. К 10-му классу я выполнил норматив кандидата в мастера спорта по каратэ, стал призером РСФСР, призером Союза.

В 1982 году я поступил в Новосибирское высшее военно-командное училище Министерства внутренних дел, где учился на командира взводов спецназа внутренних войск. В обязательную программу входило обучение рукопашному бою. Весь наш спецвзвод (а это около 30 человек) — все ребята были не ниже кандидатов в мастера спорта по разным видам спорта. Было много лыжников и боксеров. Каратэ с гражданки владели только мы двое — я и мой друг Женя Воробъев. На 1-м курсе мы еще выступали в соревнованиях по каратэ. Там я занял 3-е место по городу и по области. Затем каратэ запретили. И мы с ребятами начали соединять бокс и каратэ. Получилось нечто похожее на кикбоксинг с бросковыми элементами. По всему миру в то время кикбоксинг уже был известен, но до России этот вид спорта к тому времени еще не дошел. По окончании училища я попал в войска командиром взвода спецназа. Отслужил 2 года и понял, что это не мое, решил уйти на гражданскую работу. В это время мой тренер Сергей Сергеевич Кузнецов переехал в Барнаул и к тому времени стал директором школы №49. В этой школе с конца 1987 г. я и стал военруком. На базе этой школы при помощи наших спонсоров — завода «Трансмаш» мы организовали военно-спортивный клуб «Десантник». Соответственно, я был военруком у ребят, занимался стрельбой и прочей начальной военной подготовкой, и проводил занятия по рукопашной борьбе в клубе.

Вопрос: Как в Вашу жизнь вошло айкидо?

Первый семинар айкидо в БарнаулеВ. Белошапкин: В 1989 году в Киеве проводился Фестиваль восточных единоборств СССР, где были и ребята-айкидоисты Ассоциации Айкидо Украины. Ребята на фестивале делали показательные выступления, и я с ними познакомился. Шмыгин Игорь Юрьевич — мой первый тренер по айкидо. Он жил в Киеве, и его наставником был Любомир Врачеревич. Это был период, когда айкидо Любомира еще не называлось «Реальным айкидо» — такое название пришло несколько позже.

Вопрос: Чем для Вас тогда было айкидо?

В. Белошапкин: Сначала, честно говоря, я не верил в айкидо. Я в айкидо искал универсальную систему ухода с линии атаки и освобождения от захватов. Именно эти вещи я видел и брал из айкидо для рукопашного боя. Я часто ездил в Киев, и ребята из Киева приезжали к нам, обмениваясь опытом. На базе нашего клуба, кроме рукопашного боя, мы (это примерно человек 10) параллельно начали заниматься айкидо. Приглашали и Игоря Юрьевича Шмыгина, проводили сборы в Горном Алтае. В 1991 г. я ушел из школы и работал в Краевом управлении инкассации начальником боевой и физической подготовки. И благодаря Дружинину Евгению Петровичу, который очень сильно содействовал развитию рукопашного боя и повышению боевой подготовки инкассаторов, я мог достаточно много ездить по стране. Я часто бывал в тот период в Киеве, и в Питере. В Питере в то время образовалась Международная Евро-Азиатская Федерация Айкидо (Федерация Айкидо СССР).

Подарок Мишио Хикитсучи сенсеюВопрос: Каким образом получилось, что имея такой багаж разнопланового опыта, Вы занимаетесь в стиле традиционного айкидо?

В. Белошапкин: Однажды я поехал в очередную командировку в Питер. В это время там был семинар испанского мастера Хосе Рибас Коста, на который я случайно попал, буквально на последнюю тренировку… Хосе работал тогда с Владимиром Тагировым и приехал в СССР как турист. Днем он осматривал достопримечательности, а вечером проводил тренировки. И в конце семинара он сказал: «Кто хочет реально меня атаковать, по настоящему?» Ну, естественно, это оказался я. Я начал его бить, и с первого удара я оказался на полу. Не понял, как это получилось. И до сих пор, кстати, не могу этого понять, как он это сделал. Со слов свидетелей, я подлетел и упал. И так было раза 3-4. После этого я поверил в айкидо. И когда я сказал Хосе, что я родился и вырос на Севере, в Сибири, он сказал, что хочет как турист посмотреть Сибирь. Мы обменялись координатами. И однажды Хосе сдал билет Москва–Мадрид и прилетел в Барнаул. Это был 1992 год.

Вопрос: К моменту приезда Хосе в Барнаул уровень занимающихся айкидо в Барнауле был достаточно хорошим?

В. Белошапкин: Считаю, что да. В 1992 г. мы создали Сибирскую Ассоциацию Айкидо. Официальная регистрация Ассоциации позволила нам заниматься в Краевой спортивной школе. На этот момент у нас было много инструкторов, тренирующих по краю Бийск, Змейногорск, Рубцовск, все ребята были с опытом в дзюдо, каратэ и т.д. К моменту приезда Хосе уже было, кого тренировать. Хосе Рибас Коста (на тот момент 4-й Дан) ездил к нам с семинарами около 5 лет. Мы также ездили к нему на семинары в Испанию. В 1996 году на одном из семинаров в Испании Хосе познакомил нас со своим учителем — Жераром Блэзом. И Хосе попросил, чтобы Жерар приезжал в Барнаул. И теперь 2 раза в год к нам приезжают Жерар Блэз и один из его учеников Ксавье Шевриер. В последнее время в связи с повышением в должности и большей занятостью Ксавье не всегда имеет возможность приезжать, и вместо него приезжает другой ученик Жерара — Кристиан Ритор.

С Хосе Рибас КостаВопрос: Сенсей Жерар Блэз в своих объяснениях не использует понятие Ки, хотя этим «балуются» многие учителя. Это связано с особенностями перевода?

В. Белошапкин: Нет, Жерар вообще очень мало говорит. Это надо у самого сенсея Жерара спрашивать. Наверное просто невозможно передать словами, что такое Ки — это можно только почувствовать. Рассказать об этом нельзя.

Вопрос: Жерар Блэз, аттестуя учеников, не проводит экзаменов. Почему?

В. Белошапкин: Есть два вида аттестации. Один вид — с помощью экзамена. Основной вид аттестации — это когда тебя аттестует твой Учитель. Жерар аттестует как Учитль, потому что он с этими учениками работает, он их знает. Зачем принимать экзамен, если он знает, как человек работает? За 3-4 семинарских тренировок он видит больше, чем за 20-40 минут экзамена. Поэтому Жерар не признает, как и не признавал Хикицучи сенсей, да и как многие учителя в Японии, аттестацию с помощью экзаменов.

Вопрос: Расскажите о Вашей встрече с Хикитсучи сенсеем и Вашей поездке в Шингу.

В. Белошапкин: Конечно, мне было очень интересно съездить в Японию, посмотреть, что это такое и, конечно, еще больше было интересно посмотреть на Хикитсучи сенсея, на то, как он тренирует. Это был 2002 год, когда Хикитсучи сенсей еще сам проводил практически все вечерние тренировки. Утренние проводил обычно кто-то из учеников, дневные проводил Жерар Блэз. Конечно же, на вечерних появлялись практически все ученики. Мне было интересно посмотреть, как Хикицучи сенсей проводит тренировки. И знаете, я не нашел разницы в манере проведения тренировок — то, как их проводил Хикитсучи Сенсей и как их проводит Жерар Блэз сенсей. На тренировках он говорил крайне мало, много показывал. В Шингу много учеников из Франции и из других европейских стран. И у Хикитсучи сенсея было много учеников, которые приезжают постоянно, в течение года, многие приезжают и живут там достаточно длительное время.

Семинар в ПарижеВопрос: Что сейчас для Вас айкидо?

В. Белошапкин: Сейчас айкидо — это вся моя жизнь. Я просто поверил в айкидо. Я нашел Учителя, который действительно занимается айкидо. Настоящим айкидо. Это Жерар Блэз. У меня была возможность поработать с другими учителями и сравнить. Жерар Блэз на много голов выше тех учителей, которых я встречал. Многие учителя ездят с семинарами для популяризации айкидо, для зарабатывания денег. Иногда бывает, что учитель ездит по миру, при этом в своей стране не имеет собственных учеников.

Вопрос: Расскажите о своих учениках и об их успехах.

В. Белошапкин: Было много хороших учеников. Некоторые из них почему-то бросили заниматься, и это меня чрезвычайно волнует, потому что люди достигли, в общем-то, хороших результатов, достойного уровня, но остановились и бросили заниматься айкидо. Это жизнь. Я не могу найти ответ на этот вопрос. Многие уходят, достигнув 1-го Дана, хотя уровень 1-го Дана показывает, что закончено изучение базовой техники, базового уровня и это только начало самого интересного в айкидо.

Интервью с В.В. Белошапкиным
любезно предоставлено Сибирской ассоциацией айкидо в Барнауле



Материал сайта Aikido.ru (http://aikido.ru/p/content/content.php?content.116)
Автор: Irina, 09.08.2010 - 00:00:00