Сенсей Кёнисберг

Фотография Сенсея Кёнисберга
Продолжение интервью. Часть 3

Лоуэлл: А что Вы думаете по поводу Ukemi? Кажется, сегодня многие выполняют некие стилизованные формы укеми. Это выглядит очень технично. Что Вы думаете, по поводу того, как необходимо изучать укеми.

Харви: Я уже говорил, меня никогда не учили укеми, не учили даже делать страховки. Я всегда старался просто повторить движение настолько правильно, как только мог. Вы должны стараться делать укеми спонтанно. Атакуйте по-настоящему, а затем продолжайте движение как можно более реалистично. Думаю, если Вы пытаетесь в уме представить выполнение какого-либо вида укеми, вы можете начать чрезмерно контролировать ситуацию. Вы будет настолько поглощены техникой, что потеряете связь с тем, что происходит в действительности. Тогда Вы начинаете думать о том, что сделать дальше, а это не является целью наших тренировок.

Питер: То, что Вы говорите об укеми, о том, что не следует иметь заранее продуманный план о том, как упасть или думать только о выполнении техники, напомнило мне то, что Вы говорили о многообразии форм выполнения техник, о необходимости следовать тому, что происходит в действительности. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее.

Харви: Все что Вы говорите о наге, касается и уке. Одно содержит в себе и другое, это все в одном человеке. Вы не можете быть спонтанным, свободным в своем выражении человеком в течение дня, а вечером быть негибким и скованным. Вы один и тот же человек. Вы не изменитесь в своей сущности, просто надев маску или плащ. Нужна некая уравновешенность во всем. Если Вы закрепощены и несвободны как уке, Вы не сможете быть свободным в качестве наге. Вы не можете быть одним человеком в какой-то одной части Вашей деятельности, и совсем другим в другой части. Иногда у Вас бывают успехи в какой-то одной области, и Вы считаете, что в другой области Вы отстаете, но это только часть одного целого. Одна сторона, например, левая, более свободна, чем правая сторона. Поэтому левая сторона должна научить правую, но Вы остаетесь одним человеком. До тех пор, пока обе стороны не станут свободными, Вы не будете полностью свободным.

Лоуэлл: К чему, по Вашему мнению, нужно стремиться во время атаки в качестве уке?

Харви: Я думаю, что когда Вы защищаетесь, то есть, когда Вы наге, Вам нужно отстраниться от того, что сейчас вот-вот должно произойти, и атаковать. Просто сделать это. А потом Вы, насколько это у Вас получается, продолжаете движение, вот что происходит. Если Вы пусть даже на мгновение разъединитесь, это уже не будет атакой. Не будет атаки, если Вы размышляете таким образом: «Я сейчас собираюсь ударить Лоуэлла, но как я буду после этого падать?» - если у Вас в голове есть план красивого падения, или вообще план, как упасть. В таком случае Ваше намерение уже не нанести удар, атаковать, или произвести действие, это как сначала предложить что-то, а потом забрать.

Лоуэлл: Существует ли какой-то момент, когда Вы можете сказать: «Я сейчас буду атаковать, и если наге не прореагирует, он получит удар»?

Харви: Я лично в это не верю. Честная атака – это то, что мы все применяем в Айкидо, чтобы отрабатывать определенные вещи. Конечно, существуют и некоторые элементы защиты. Это трудно объяснить, но при хорошей атаке Вы можете сохранять контроль над тем, что происходит. Допустим, Вы атакуете новичка. Вы демонстрируете ему Ваше желание нанести атаку, но Вы не собираетесь покалечить его. Вы даете возможность тому, у кого меньше опыта, постепенно повышать свой уровень в Айкидо. Всегда постепенное усложнение, это как поднимать штангу. Вы не станете заставлять ученика поднимать сразу 200 килограммов, чтобы у него ничего не получилось, потому что это контрпродуктивно. Будет деликатнее постепенно прибавлять по 2 килограмма, каждый раз немного больше, так, чтобы можно было справиться. Таким образом, мы «строим себя».

Творчество Сенсея КёнисбергаПитер: Если есть такое понятие, которое всегда нужно иметь в виду, делая укеми, что это за понятие, по Вашему мнению? Одно понятие, которое делает возможным быть эффективным.

Харви: Полное внимание. Если Ваша энергия или внимание направлены внутрь, Вы можете травмировать себя. Если Вы поймали себя на том, что это Ваше внимание сосредоточено на Вас, я думаю, Вы должны замедлить движение и расширить внимание. Единственный раз, когда я покалечился, произошел, когда я думал о чем-то своем. В техническом отношении я не стал бы давать советов по поводу выполнения укеми, или по поводу каких-то конкретных приемов. Я бы сказал то же самое, что Вам говорят при изучении Tai ne henko. Все перед Вами, все на линии центра и находится в равновесии. Когда это войдет в привычку, тело сможет само защищать себя, двигаться туда, куда нужно. Когда Вы изучаете техники, Вы осваиваете возможности быть в равновесии. Это одна из Ваших задач. Не сказал бы, что это моя идея. С помощью техник мы достигаем определенных целей. В основе своей техники нужны для оказания боевого воздействия на человека, по отношению к которому они применяются. Но в конечном счете они должны изменить того человека, который их применяет. В противном случае, для чего это делается, для самозащиты? Ради мысли о том, что возможно, никогда не произойдет?

Лоуэлл: Насколько важна работа с оружием для прогресса при выполнении техник без оружия?

Харви: Думаю, что Suburi очень важны. Я не очень много работаю с оружием, просто потому что мне очень нравится процесс движения. Случается, я начинаю занятие с мыслью поработать с оружием, но когда я вижу движение при выполнении техник, мне становится жалко все останавливать, чтобы перейти к оружию. Но я считаю, что это очень важно уметь работать с оружием правильно, это очень тонкая связь. Я не имею в виду ката, просто последовательное выполнение ката. Я имею в виду работу с бокеном или дзё, когда Вы учитесь у одного из шиханов, или того, кто умеет соединить себя с оружием, расширить себя через оружие, применить оружие ко всем техникам. В этом случае оружие становится Вашим проводником, а не инструментом. Вместо предмета, который Вы используете, он становится предметом, который расширяет Вас. Как антенна.

Питер: Это не похоже на другие виды практик с оружием, которыми Вы занимались. Вы много лет занимались Иайдо. Получается, что в Айкидо Вы работаете с оружием совсем не так, как Вы это делали в Иайдо.

Харви: Я занимался Йайдо в течение 10 лет, и мне это нравилось. Я многое извлек для себя из этой практики, например, осанку. Было замечательно заниматься Йайдо. Трудно сказать, почему я прекратил эти занятия, просто у меня не хватало времени. Я начал уделять больше времени живописи, моей основной специальности, и Айкидо. После того, как я перестал заниматься Йайдо, я забыл многие техники. Они как будто смешались в моем сознании. Но если кто-то в додзё, бывает, спрашивает меня об этом, я припоминаю некоторые моменты из того, что изучал. Особенно приятно заниматься Йайдо весной, когда мы открываем двери. Прямо напротив нашего додзё есть канал, по которому течет вода. Весной и осенью она струится мимо додзё, и у нас возникают удивительные ощущения. Нечто совершенно особенное. Я до сих пор рассуждаю категориями ударить и бросить, хотя не так много практикую с оружием – очень важно взять бокен и начать делать субури.

Творчество Сенсея КёнисбергаПитер: Сугано сенсей однажды сказал, что не так важно запоминать много ката. Вы изучаете основные движения, как обращаться с оружием, а затем, по его мнению, Вы просто создадите Вашу собственную ката, начнете двигаться, что будет очень полезно для Вашей практики. Но, кажется, он был против идеи стараться запомнить большое количество разных ката.

Харви: Я во многом согласен с этим. Может быть, потому что мне никогда не нравилось этим заниматься. Я никогда не был коллекционером, я был собирателем. Я должен был избавляться от вещей, это была моя работа, моя функция. Я написал без преувеличения тысячи картин, но я не продал тысячи картин, поэтому я оставлял их у себя. Моя жена Пети говорила «Давай выбросим это». Я отвечал: «Хорошо, давай выбросим». Но потом думал так: «Эта картина красивая, или это я могу переписать». У меня есть такая черта, но я не согласен с идеей коллекционирования с тем, чтобы спрятать что-то подальше ото всех. Мне больше нравится мысль переделать и забыть, когда Ваша вещь остается с Вами. Вы оставляете у себя самое основное, не безделушки. У Вас остается что-то похожее на семена, из которых Вы можете что-то вырастить. Из них всегда что-то вырастет, потому что у Вас остается что-то живое. Вам не нужно постоянно стирать с этого пыль. И кроме этого, в этом есть своя функция. Йайдо имело для меня большую значимость, когда я практиковал его, но я отдавал себе отчет в том, что если я не буду повторять те ката, которые я выучил, что можно определить и как «стирать с них пыль», я сразу же позабуду их. Это нужно обязательно делать, чтобы сохранять ясность. Я чувствовал, что не могу уделить Йайдо достаточно внимания. Но если Вы работаете с оружием с мыслью использовать оружие, чтобы слиться с ним, получить более тонкую связь с оружием, из этого что-то вырастет.

Продолжение интервью (часть 1, часть 2, часть 4)

Смотрите также




Материал сайта Aikido.ru (http://aikido.ru/p/content/content.php?content.80)
Автор: Irina, 15.09.2009 - 00:00:00