Сенсей Кёнисберг

Додзё Сенсея Кёнисберга
Продолжение интервью. Часть 4

Питер: Иногда бывает так, что когда я выполняю какую-то технику, которую давно не делал, я понимаю, что я смешиваю различные формы или отдельные движения. Как будто я сам составил эту ката.

Харви: Многие ката составляются и прекрасно, что это делается. Их создают Мастера, поэтому они этим занимаются. Кто еще будет это делать? Я занимался Иайдо и, должен признаться, многие представляли собой «геморрой». Этого я не мог терпеть. Мне нравилось Йайдо, но люди вели себя как «геморрой». Они спорили, постоянно придиралась по мелочам по любому поводу. Просто выискивали везде недостатки. Дело в том, что это такое искусство, в котором трудно понять результат до тех пор, пока Вы не вызовете противника на дуэль и не разрубите его мечом. Особенно ученикам, которые большую часть времени просто критиковали друг друга. Только критика, и при том с негативным оттенком. Когда обучал Мицадзука сенсей, это было здорово, позитивно, весело, и тогда я учился, мне всего было мало. Но когда учил кто-то другой – было очень утомительно. Вы были полностью во власти его прихотей и это чувствовалось. В какой-то момент, у меня пропало желание этим заниматься. Что это напоминает?

Лоуэлл: Коллекционировать ката?

Харви: Пожалуй, коллекционировать ката. Это прекрасно, мне самому нравилось этим заниматься. В этом нет ничего страшного. Но в конечном итоге это не то, что останется с Вами. Скажем так, все проходит, но остается что-то другое, что-то более основополагающее.

Лоуэлл: Это похоже на «учить человека ловить рыбу»…

Харви: Точно. У вас могут быть фантастические снасти, но все равно Вам нужно знать, как это делается, Вы должны научиться понимать и уметь оценивать процесс. Это не то, что Вы «оставили себе в коллекцию». Мы делаем Shihonage снова и снова, и каждый раз мы делаем это по-разному. Потому что ситуации разные. Мы знаем, что техника должна работать на определенном уровне, Вы каждый раз ее чувствуете. Это как новая вещь.

Творчество Сенсея КёнисбергаЛоуэлл: Я видел очень разные взаимоотношения между Вами и Вашими учениками, также, как бывают разными отношения между учениками и их Сенсеем. Одни относятся к Сенсею как к Богу, для других он – фюрер, для третьих – психоаналитик, у которого можно проконсультироваться по проблемам личной жизни. Кем Вы воспринимаете себя и каким вообще должно быть отношение к Сенсею в Айкидо?

Харви: Это отношения между двумя разными людьми, я не стану говорить - между учителем и учеником. У некоторых людей есть потребность в определенном виде взаимоотношений. В здравом они уме или нет – это не моя забота. Я знаю, какие отношения с людьми мне нравятся. Пример для меня в этом - сенсей Ямада. Его всегда очень уважали и любили, просто потому что он никогда ничего не навязывал своим ученикам. Ничего, кроме того, что от тот, кто он есть, и его надо воспринимать таким образом. Он невероятно талантливый и великодушный учитель. Он не строил из себя человека, перед которым надо кланяться до земли, он просто человек. Только этого достаточно, чтобы относиться к человеку с уважением. Я сам знаю, как мне хочется, чтобы ко мне относились, и я также отношусь к другим. Многие из моих учеников умнее меня. У них много разных способностей, они более талантливы. Я должен строить из себя Бога только потому, что тренируюсь уже 35 лет и мое тело уже кое-чему научилось, потому что я работал над этим? Это означает только то, что я могу кое-чему научить в этом деле. Кроме того, это обязывает меня быть немного отличным в лучшую сторону от того, каким я мог бы быть, потому что у меня есть ответственность. Иногда я дважды думаю, перед тем, как сделать что-то, потому что у меня есть ответственность перед всеми этими людьми. Я думаю о том, чтобы не навредить. Я так устроен – если что-то развивается правильно, я не останавливаю это. Если все идет хорошо, мне не нравится смотреть на то, как что-то мешает этому развитию. Я вмешаюсь и постараюсь что-то исправить. Вы уважаете Ваших учеников, и ученики уважают Вас, тогда ничего не надо добавлять к этому. Этого достаточно.

Лоуэлл: Случалось ли Вам наблюдать какие-либо ситуации в додзё, которые, по Вашему мнению, способны помешать прогрессу тех, кто занимается?

Харви: Трудно сказать. Есть люди, которым… требуется другая ситуация. Я бы посмотрел на это иначе, потому что я не занимаюсь критикой других додзё или школ, возможно в них люди хотят увидеть себя в другой обстановке. Я знаю, какая обстановка мне нужна. Могу сказать, что в моем додзё такой проблемы практически не существует – ученики, по-видимому, на самом деле хорошо друг к другу относятся и ладят друг с другом. Я вижу, что люди прогрессируют, если они приходят на занятия и атмосфера на занятиях способствует обучению, мы не раним учеников физически или эмоционально.

Лоуэлл: Случалось, что новички жаловались мне, что когда они работают с кем-то в паре, их партнер бывает «слишком жестким для них», или «слишком быстрым». Что нужно делать новичкам в таких случаях, когда их партнер не реагирует на просьбу выполнять технику более плавно и не так жестко?

Творчество Сенсея КёнисбергаХарви: Есть такая проблема в нашей жизни… Мы стараемся минимизировать эту проблему, пытаемся держать ее на контроле и делать то, что в наших силах. Конечно, нам это не нравится. Мы категорически против такого рода бесчувственности по отношению к другим. Мы должны помогать друг другу идти дальше. В перспективе, если Вы не помогаете новичку расти, расти Вашему партнеру, Ваше продвижение тоже будет ограничено. Что делать человек, ставший заложником подобной ситуации? Он должен поговорить со своим партнером. Думаю, это очень конструктивный метод решения проблемы. Если из этого ничего не выйдет, он должен извиниться за то, что ему придется обратиться к своему инструктору. Всегда должна быть возможность обратиться к инструктору. В моем додзё учеников поощряют к тому, чтобы они обращались ко мне со всеми вопросами. Если по какой-то причине они стесняются, чувствуют, что не могут этого сделать, они должны иметь возможность обратиться к старшему ученику. Додзё должно быть устроено так, что если я сам не делаю то, что имел в виду сделать, это делают другие. Должны быть люди, с которыми легко иметь дело, к которым ученики могут обращаться за помощью в решении каких-то вопросов.

Лоуэлл: То есть они являются посредниками?

Харви: Да… Иногда случается недопонимание. Бывает, иногда непреднамеренно, но людям кажется, что к ним отнеслись пренебрежительно. Мы живем в обществе, поэтому у нас случаются такие проблемы. Это очевидно.

Лоуэлл: Вы помогаете тренироваться многим женщинам, имеющим черный пояс. Если ли что-то, о чем необходимо помнить женщинам, или все равны?

Харви: Все равны. Если у женщины есть какие-то свои собственные проблемы, ей нужно сказать мне об этом. Я не делаю особого различия в учениках, за исключением того, что я вижу, что кто-то из занимающихся не так силен физически, немного ниже ростом, но я отношусь к ним одинаково, независимо от того, мужчина это или женщина. Если присутствуют другие моменты – эмоциональные, ментальные вопросы, которые требуют решения, если в моих силах помочь решить их, я их учитываю. Люди приходят за советом, мужчины и женщины… кто-то повел себя слишком жестко, или очень сильный, или они чувствуют себя побежденными… но в принципе я ко всем отношусь одинаково. Если кто-то достиг хорошего уровня, я прошу его научить других, и не важно, мужчина это или женщина.

Питер: В продолжение этой темы. Несколько лет назад в одном из журналов была дискуссия о статусе женщины в Айкидо. Обсуждались вопросы о том, почему так мало женщин, имеющих высокий статус в Айкидо, и почему в Японии нет женщин-шиханов. Что вы думаете по этому поводу?

Харви: Я не очень хорошо знаю Японию. Эту культуру я знаю только по Айкидо. Мне не очень интересно, как к этому относятся в Японии. Все, что мы можем сделать – работать там, где мы живем, работать над собой. Мы живем здесь, мы живем все вместе. Вот что нас должно волновать. Это моя точка зрения. Если у других свое мнение, они имеют на это право. Но я считаю, что мы должны идти дальше, чтобы сделать то, чего раньше не было сделано. Что Вы думаете на этот счет?

Питер: Я? Не я даю интервью (смеется).

Творчество Сенсея КёнисбергаХарви: Да, но у нас обсуждение.

Питер: Думаю, что Вы правильно говорите, что не нужно постоянно огладываться на прошлое. Нужно смотреть на то что было с позиций сегодняшнего дня. Могу только представить, как все происходило в Японии, где в обществе доминировали мужчины. Конечно, в додзё было больше мужчин, чем женщин. Думаю, что из-за социальной структуры женщины не имели больших возможностей практиковать в свое удовольствие, получать более высокий ранг. Ситуация уже давно изменилась, по крайней у мере у нас в США, где очень много женщин-инструкторов высокого ранга.

Я смотрю на эту ситуацию также, как и на вопрос о шиханах. Не беспокоиться вопросом о том, что происходит в Японии, тем, что там делают или не делают. Не стоит занимать голову тем, что Вы не можете контролировать. Все, что Вы можете сделать – делать что-то в Вашей собственной жизни, в Вашем додзё, думать Ваших взаимоотношениях с людьми, о том, как занимаются ученики, мужчины или женщины, быть последовательным. Если кто-то делает успехи, признать это, поддержать его, дать им возможность проводить занятия. Думаю, это не единичный случай в США, у нас много женщин, достигших высокого уровня, и имеющих такой же высокий ранг, как и мужчины. В том, что мы видим перед собой здесь что-то есть, и над этим нужно работать, как Вы говорите. Будущее будет определяться нашими действиями, которые мы осуществляем сегодня.

Харви: Да, это то место, где мы можем что-то изменить. Это наш дом. Знаете, сенсей Ямада опередил свое время в этом вопросе. Помню то время, когда он впервые разрешил Сибиле Хан проводить занятия в Нью-Йоркском Айкикай. Сейчас это не кажется чем-то невероятным, но тогда 25 лет назад еще не было женщин-инструкторов, по крайней мере в додзё, которые возглавляли шиханы. Он был первым. Помню, как он смеялся и приговаривал: «Посмотрим, что они на это скажут». Но Сибила ему очень помогала, она была сильной айкидокой, у нее была чистая техника, поэтому он разрешил ей проводить занятия.

Питер: Харви, я думаю, мы на этом закончим, и я не буду задавать больше вопросов. Большое спасибо. Это была очень интересная беседа, теперь я во-многом смотрю на вещи с другой точки зрения. Спасибо и Вам, Лоуэлл, за Ваши глубокие и смелые вопросы.

Материалы для публикации любезно предоставлены Робертом Б. Вилкоксом
Главным инструктором Kingston Aikido

Смотрите также




Материал сайта Aikido.ru (http://aikido.ru/p/content/content.php?content.81)
Автор: Irina, 15.09.2009 - 00:00:00