Ты помнишь, как всё начиналось?

Олег НайдёнышевКогда меня попросили рассказать об айкидо в России, честно говоря, я весьма затруднился с ответом. Во-первых, очень трудно выбрать, с чего начать раскрывать такую огромную тему, а во-вторых, сложно быть достаточно объективным в своем рассказе. Прошу читателей воспринимать написанное как попытку поделиться собственными воспоминаниями и впечатлениями, а не как некую документалистику.

Начиналось все не так давно, это было «перестроечное» время. Санкт-Петербург, тогда Ленинград, бурлил. Питер и раньше был своеобразной меккой для всевозможных рокеров, художников-сюрреалистов, странных писателей, поэтов и т.д. А когда появилась относительная свобода, затем почему-то переросшая в анархию, город, который я очень люблю, превратился в нечто кипящее, орущее, поющее, декламирующее, музицирующее, отрешенно смотрящее, полное надежд на будущее по отношению к людям.
В моей памяти живут картины занятий в нашем первом, официально разрешенном клубе с громким названием «Ювентус». В спортзале общежития Ленинградского педиатрического медицинского института, где я учился, не было татами, и во время отработки приемов мы падали прямо на пол, покрытый тонким, дешевым ковролином. У меня не было кимоно, и тренировался я в обычном спортивном костюме с вытянутыми коленками, который наши мужики почему-то любят надевать в поездах дальнего следования.

Мои первые учителя, а их было двое, занимались с нами по очереди. Они удивили меня тем, что внешне были абсолютно разными, вернее, диаметрально противоположными, и в то же время похожими.

Изучать технику айкидо тогда было страшно интересно, это напоминало научно-исследовательскую работу.

Сергей Викторович Киселёв - почти двухметрового роста гигант, этакий «терминатор», при всех своих мускулах, выбитых зубах, кулачищах со следами переломов, оказался человеком с высочайшим уровнем интеллекта, мудрым педагогом, талантливым организатором, у которого я с благодарностью учусь жизни по сей день.

В то же время, Альфат Макашев едва доставал макушкой мне до верхнего края уха. Этот рыженький, лысоватый пожилой человек оказал на меня влияние как тонкий интеллектуал, прекрасно разбирающийся в классической восточной философии. Позже я узнал, что он вырастил поколение лучших бойцов Карате в Ленинграде.

Тамура сенсейИзучать технику айкидо тогда было страшно интересно, это напоминало научно-исследовательскую работу. В Россию еще не приезжали мастера айкидо из-за рубежа, а в нашем распоряжении были только ксерокопии заграничных книг и видеокассеты, которые мы с друзьями смотрели на гробоподобном и страшно дефицитном видеомагнитофоне «Электроника». Вместе с учителями мы пытались повторить увиденную технику, проанализировать ее. Сергей Викторович постоянно повторял нам: «Ребята, не верьте мне, когда я вам показываю этот прием, давайте вместе проверять работает он, или нет». Сейчас я понимаю, что такой подход к изучению техники очень многое дал нам как инструкторам, позволил детально проработать, проверить, продумать множество вариантов исполнения каждого приема.

Не помню точно, когда, то ли в 1988, то ли в 1989 году, была создана Федерация Айкидо Ленинграда. А в 1989 году меня впервые пригласил преподавать айкидо какой-то предприимчивый кооператор, кажется, бывший комсомольский деятель. Тренировки проходили в обычном школьном зале с дощатым полом, часть которого мы устилали обычными школьными матами. (Покрытие - «татами», играет очень важную роль в тренировках из-за того, что основной техникой в Айкидо являются броски, зачастую с болевыми заломами суставов. Во время проведения такой техники человеку приходится перелетать через голову иногда на расстояние в полтора-два метра. И так - почти всю тренировку. Поэтому даже не для новичка небезразлично, куда он упадет). Народ на тренировки ломился. Кооператор тогда неплохо заработал на мне.

27 октября 1990 года была создана первая всероссийская Федерация Айкидо СССР, Президентом которой избрали Сергея Викторовича Киселёва.

Сейчас я понимаю, что такой подход к изучению техники очень многое дал нам как инструкторам, позволил детально проработать, проверить, продумать множество вариантов исполнения каждого приема.

Ярчайшие впечатления тех лет связаны с семинарами двух заграничных мастеров айкидо. С какой жадностью мы впитывали в себя информацию на тренировках! С гордостью могу заметить, что эти знания не входили ни в какие противоречия с тем, что мы получили от наших питерских учителей.
Любомир Врачарович (югослав, тогда 6-й дан Real Aikido) продемонстрировал мощную атлетическую технику, с амплитудными динамичными перемещениями. Мне очень понравились простота, доступность и убедительность его техники. Жак Бонмезон (француз, тогда 6-й дан Айкидо Айкикай) удивил точной короткой техникой, ничем по мощи не уступающей, но выполняемой легко, я бы даже сказал, грациозно. Мне сразу захотелось заниматься у этих двух мастеров.

Тем временем клуб, который мы с друзьями организовали в 1990 году, уютно устроился в борцовском зале на улице Декабристов, где до революции была конюшня Юсуповского дворца, драматично известного как место убийства Распутина. В Мариинском театре, расположенном неподалеку я пересмотрел весь репертуар и навсегда влюбился в оперное искусство.

В середине июня 1992 года мы с Валерием Скрылёвым, Президентом Федерации Айкидо Санкт-Петербурга, организовали первый и, на мой взгляд, самый удачный фестиваль айкидо «Белые ночи», на который приехали практически все клубы и федерации со всего бывшего Советского союза. Я нашел спонсоров, которые профинансировали около 90 % всех затрат, сделал большой тираж памятных плакатов по рисункам замечательного питерского художника Попретинского; на плечи Валерия легла практически вся организаторская работа. Тренировки проводил Тамура сенсей. Для меня его техника стала откровением и идеалом. Тамура был любимым ассистентом у Основателя айкидо (Морихея Уэсибы), практически с подросткового возраста жил у него в доме, нянчил его внука, ныне являющегося «дошу», то есть «главой пути» в айкидо. Мы поняли, что увидели вариант техники, самый близкий к знакомой мне по хроникальным кадрам манере Основателя.

Тамура сенсейПрекрасное было время. Все были вместе. В грандиозных показательных выступлениях участвовали практически все лучшие инструкторы Федерации. Выступил даже сам Тамура, что было, как впоследствии мы узнали, большой редкостью. Если бы у нас не сохранился уникальный фильм, который я по ночам монтировал на студии ленинградского телевидения, нам бы никто не поверил. У Скрылёва до сих пор просят кассету с этим выступлением даже друзья Тамуры.

Николай Егоров тоже выступал... мы его включили в Президиум Федерации. Потом он откололся и организовал в 1995 году Федерацию Айкидо России (ФАР), в которой реально поначалу было всего пять московских клубов. Так, на мой взгляд, произошел первый и, к сожалению, не последний раскол в мире российского айкидо. Ох уж эти наши амбиции...

Потом пошли расколы, распри... Федерации стали появляться как грибы после дождя. Эта заманчивая президентская должность не дает, наверное, людям покоя по сей день. Вот недавно в очередной раз откололось несколько клубов от ФАР, и образовалась какая-то новая ассоциация во главе с полпредом Кириенко. Как все похоже на события, происходящие в нашей многострадальной стране. Воистину, живем в эпоху перемен.

От излишней драматизации событий удерживает наблюдение за развитием нашей федерации, сохранившей целостность, несмотря на развал СССР. Работает и ФАР, благодаря титаническим усилиям Николая Егорова, заслужившего уважение как хороший организатор, добившийся признания искусства айкидо Госкомспортом. Работает множество других организаций.

Мне кажется, это вполне естественный процесс. Сожаление вызывают только некоторые затруднения в общении с чиновниками от спорта, да и с чиновниками вообще. Но это уже совсем другая история.

Продолжение статьи
О.Ю. Найдёнышев
Председатель Столичной Федерации Айкидзюцу и Айкидо
Журнал «Гунфу» № 1, 2002



Материал сайта Aikido.ru (http://aikido.ru/p/content/content.php?content.92)
Автор: Irina, 11.12.2009 - 00:00:00